[ Новые сообщения · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разное » Шаманизм » Инициация шамана
Инициация шамана
WillДата: Четверг, 13.01.2011, 08:51 | Сообщение # 1
Майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 64
Награды: 1
Пол: Мужской
Специализация:
Руническая магия
Статус: отсутствует
Шаманизм на нашей планете - явление универсальное, он пережил свои взлеты и закаты на всех континентах, был предтечей фактически всех мировых религий и во многих концах земли благополучно здравствует до сих пор. Знакомясь сего проявлениями за тысячи и тысячи километров от Сибири, видишь и невольно удивляешься тому, как своеобразны и в то же время удивительно похожи ритуалы и обряды того же посвящения, приемы и методы лечения, формы «общения» с богами и духами, шаманские воззрения на строение мира,
Становление шамана проходит обязательно в инициации. Вот история инициации одного из Сибирских шаманов.
«Зимою, В один из теплых дней я верхом поехал разыскивать своих оленей. Время близилось к ночи; вдруг я почувствовал сильный удар в спину неизвестно от чьей руки; все тело пронзило холодом, словно кто-то облил ледяной водой. Подняв голову вверх, я увидел трех воронов: один был с белой головой, другой - пестрый, а третий - обыкновенный черный. Заинтересовавшись их необычностью, я до того загляделся, что, теряя сознание, упал на землю. Падая, услышал чей-то голос: «Оказывается, здесь тот, которого искали». Не знаю, сколько времени пролежал я на снегу, но с большим трудом вернулся домой и сильно заболел. Ночью увидел сон: пришли какие-то люди, принесли доску, на которой рубят мясо, и положили ее посредине юрты. Затем внесли кожаную суму величиною с бычачью голову, крепко зашитую со всех сторон и, очевидно, наполненную какой-то жидкостью. Суму положили на доску и разрубили надвое; по всей юрте разлилась кровь. Какой-то человек, стоящий на левой стороне, умылся этой кровью, и мне очень захотелось крови - не знаю, почему. Тогда умывавшийся брызнул на меня изо рта кровью: все тело зазнобило, и возникло такое ощущение, будто в кожу впились множество остей от колосьев. Я упал навзничь и стал захлебываться в разлитой крови. Двое каких-то неизвестных подняли и вынесли меня на улицу, где стали стегать изо всей силы не то веревками, не то ремнями. После этого внесли меня в совершенно незнакомую юрту и положили на пол. В тело впились различные гады. Я очнулся и целых три месяца не находил себе покоя. Весною для окружающих я совершенно сошел с ума, и домашние целых семь дней должны были держать меня привязанным к столбу. К концу шестого дня моего сумасшествия мне опять стали мерещиться видения. Я начинаю помнить с того момента, когда услыхал голос: «Мы тебя унесем к северным (имеются в виду северные демонические старухи).
После этих слов меня унесли в грязную темную юрту, отрезали голову (я почувствовал ужасную боль) и разрубили все тело на части, которые вместе с головой положили в железную люльку. В люльке все кусочки срослись между собою, и я принял обычный вид. Крепко связав меня пестрой веревкой, стали раскачивать люльку. Через некоторое время веревку развязали и, протыкая чем-то острым, пересчитали все мои кости и волокна мускулов. Затем сказали: «Оказывается, у тебя одна кость и три мускульных волокна лишние». Меня схватили сзади и обмакнули несколько раз в кровавые сгустки, говоря: «Нужно бы дать ему имя», но почему-то его не назвали. Потом меня положили в посудину с кровью. Подошла собака и лизнула в лицо: я впал в глубокий обморок.
Когда я очнулся, оказалось, что сижу на коленях у женщины. Она вытащила грудь и стала давать мне в рот сосок. Я с отвращением отвернулся. Женщина положила меня на пол и сказала, чтобы для меня приготовили гнездо, и тут же спросила: «Какой величины хотите сделать?» Ей ответили: «В окружности четыре аршина, в вышину три, с тремя медными обручами». Взяли меня и положили в точно такого вида люльку, накрепко запеленав, как маленького ребенка. Пока я лежал в люльке, в юрту вошло очень много людей с безобразными лицами, и, кажется, большинство из них были старухи. Одна из вошедших сказала: «Хорошо бы нам раздобыть пищу, сварили бы отличную еду». После этого две женщины вышли на улицу. Как только за ними закрылась дверь, мне выкололи оба глаза. Послышался голос: «Да, это он». Я упал навзничь. В этом положении меня стали тянуть за переносье железным крючком. Я приподнял голову, и глаза мои снова получили способность видеть.
Оказалось, что я лежу в устье Кровавой реки с течением вперед и назад. Из этой реки зачерпнули жидкости и напоили меня, затем просверлили уши, бросили кусок запекшейся крови величиною с подушку и, поставив меня на него, сказали: «Будь знаменитым из злых шаманов с кровавым подножьем!» Эти слова я повторил, сам не зная для чего.
На шею мне накинули петлю из веревки и повели куда-то далеко. Затем надели тяжелый шаманский костюм, дали в руку колотушку, бубен и стали говорить: «Получил ведь ты длинный огненный хвост! Стал ведь ты с легким дыханием! Получил ведь ты морду грозного медведя! Получил ведь ты черно-кровавые глаза отлинявшего медведя! Получил ведь ты чуткие уши!»
Меня отнесли в то самое место, где разрубали на части тело, развязали веревки и приказали шаманить вместе с находившимися тут шаманами. Я отказался, тогда меня, завернули в сырую медвежью шкуру и куда-то унесли. Я потерял сознание.
Начиная приходить в себя, я почувствовал невыносимые боли: оказалось, какие-то неизвестные люди всячески истязали меня. Это продолжалось довольно долго. Когда мои мучители остановились, кто-то произнес: «Унесите-ка его в преисподнюю». Меня сунули в какое-то узкое отверстие и сказали: «Пригвоздите-ка ему черную печень». В печень тут живот воткнули нож, я потерял сознание и очнулся привязанным к одному из столбов юрты. Велел своим домашним освободить от веревок и стал очень долго истерично распевать. В последующие ночи я опять стал попадать на места своих похождений.
Когда я просыпался, вздувало живот, ломило кости, и я целыми днями не находил покоя от боли. В такие дни я, можно сказать, и не вставал с постели. Если пытался подняться на ноги, в глазах рябило и кружилась голова. Несмотря на это, я иногда, пересиливая всю тяжесть страданий, захватив нож или ружье, отправлялся, сам не зная куда, с мыслью покончить с собой. Но каждый раз возвращался живым, не решаясь наложить на себя руки, и лишь от страданий рвал зубами собственное тело.
Так я промучился целый год, а весною начал безо всякой цели уходить в разные стороны. Домашние разыскивали меня дня через три или четыре лежащим без памяти. Приходя в себя, я вспоминал, что передвигался на четвереньках, подражая волкам и медведям, выкапывал из земли червей, ловил гадов и съедал их. В одно из таких скитаний я опять лишился чувств, и когда очнулся, была уже глубокая ночь. Оказалось, что я лежу совершенно голым, из-под мышки и паха вылетели целые тучи мух; руки и ноги были искусаны муравьями, с большим трудом я добрался до дому.
В эту ночь, когда все уснули, вдруг откуда-то сверху мне на лицо упал большой огонь, но никакого ожога не причинил. Я лежал возле стенки, и вдруг кто-то стал тянуть мою руку за палатку. Я испуганно закричал. Домашние проснулись, но никого не нашли, хотя рука моя действительно лежала за полотном палатки, на улице.
В начале второго года мне во сне все время приходилось спорить с духами. Я говорил, что ни за что не буду шаманом. Они настаивали: лучше согласись, все равно будешь! Запрещали стричь волосы, и я перестал делать это? Временами в зимние ночи я незаметно от своих выходил голым на улицу и сидел на дереве. С рассветом осторожно, чтобы не узнали родные, возвращался в постель.
В таких мучениях я провел весь второй год. Весной поехал ловить оленей и, приблизившись к стаду, увидел перед собой большую собаку. В ушах зашумело. И я опять лишился сознания. Очнулся крепко-накрепко связанным. Это родные, обеспокоенные моим долгим отсутствием, отыскали меня и увезли домой. Ночью я услышал голоса: «Добудь себе одежду, бубен и будь шаманом».
Во время моей последней болезни родные догадались заказать бубен и колотушку, чтобы заставить меня скорее шаманить и этим избавить от мучений. Поправившись, я стал шаманом».
То есть, прежде, как и прочие шаманы мира, он должен пережить инициационную болезнь с впадением в беспамятство и посвящение. Последнее на мистическом плане выражается в том, что духи варят шамана в котле, отделяют мясо от скелета и подсчитывают кости. Их непременно должно быть хотя бы на одну больше, чем у обыкновенного человека. Если таки оказывается, кандидат становится шаманом, а его «лишняя кость» тут же присоединялась к костям ранее умерших шаманов рода. После наращивания на скелет нового тела и получения согласия от неофита стать шаманом, тут же происходит его выздоровление. Теперь надо лишь изготовить бубен, костюм - и в путь-дорогу!
Или, душа ребенка, предназначенного быть небесным шаманом, похищается дочерьми божества-шаманки Ары Дархан. Возле ее жилища растет большая лиственница с девятью дуплами. В трех нижних воспитываются души плохих шаманов, в средних - посредственных, в верхних - сильных. Понятно, что девятое дупло имеет высшую степень совершенства. Сами же души выглядят как птенцы кукушки или кулика, причем самые злые из них лишены перьев. Этих же злых Дочерей небесной шаманки, прилетающих в виде ворон, выкармливают душами умерших родичей и их скота. Для добрых шаманов кормилицы являются в образе орла и питают их орлиными яйцами. Одновременно и тех и других учат шаманским премудростям и уловкам, периодически дополнительно подкармливая «неуспевающих,) пестрыми зайцами, двуглавыми орлами, пестрыми перьями и продлевая им срок учебы: Так проходит от года до девяти лет.
Затем прошедшие начальную ступень воздух-души передаются на дальнейшее воспитание Дочери черных облаков, которая облекает их в лебединую шкуру, какое-то время еще продолжает обучать шаманскому искусству и, наконец, возвращает человеку.
Душа будущего шамана среднего мира похищается одним из тех духов, который призвал неофита для служения, - огня, воды, гор, лесных зверей и т.п. Она уносится к большой березе, растущей возле жилища северных демонических старух, и попадает в одно из трех дупел (в зависимости от своей будущей силы), где и живет от трех месяцев до трех лет. После душа на такой же срок перекладывается старухами в железную люльку и выкармливается грудью. Знаменитых шаманов кормит старшая старуха, посредственных - средняя, плохих - младшая. Что касается злых шаманов, то их питанием служит не молоко, а ящерицы, лягушки и черви. Одновременно старухи передают душам и необходимые знания. На этом обучение заканчивается:
Будущие шаманы нижнего мира точно так же проходят весь «курс» северных старух. Затем, если их призывает повелитель кузнецов Кудай Бахсы, они несколько лет воспитываются в пламени его горна и получают статус шаманов огня. Если же за воспитание берется любой другой дух преисподней, то, естественно, не следует ожидать от него добра. Душа уносится в такую непролазную грязь, в которой вязнут даже пауки, и внедряется в нее в виде птенца гагары или кукушки. Этому птенцу не позавидуешь - у него сгнивают перья, слезает кожа, а питание составляют только души родичей и мерзкие гады. Более того, раз в год или три года воспитанника для пущей злости в будущем вынимают из грязи и стегают прутьями, отчего он превращается в огромную лягушку. Души самых знаменитых шаманов нижнего мира подвергают особой закалке - кладут на полтора года или в сулему, или в «воду болезней». Выдерживают это не всякие, некоторые души раскалываются надвое, и их бывшие владельцы на земле умирают. Прошедшие же испытание снова возвращаются к северным старухам и, надев шкуру ворона, заканчивают образование.
Как мы уже упоминали, во время трехдневной «смерти» кандидата в шаманы происходит очень важный момент посвящения - обряд рассечения «эттэнии». Он заключается в том, что особые духи разрезают или разрывают тело неофита на множество частей (по некоторым версиям до 99), раскладывают их на три кучи - для верхнего, среднего и нижнего миров - и затем разбрасывают по сторонам всем духам, приглашая их по именам к трапезе. Те духи, которые вкусят шаманское тело, впоследствии и могут быть им призваны в виде слуг или покровителей.
После «дегустации» все кусочки и косточки аккуратно возвращаются назад и вновь срастаются в тело шамана, но уже наполненное иной силой и составленное из иной, не совсем человеческой плоти, обладающей особыми свойствами. Говорят, что великие шаманы в течение жизни проходят обряд рассечения три раза.
По другим сведениям, «как только кандидат, по окончании рассекания встанет с ложа, тотчас же призывает другого шамана», чтобы тот совершил с ним путешествие в верхний и нижний миры, выступая при этом в роли наставника и проводника. Конечно же, имеется в виду мифическое путешествие их душ.
Шаман-учитель идет впереди, поднимаясь на особый горный хребет, «наставляет кандидата и показывает ему узлы дорог, ведущих к разным мысам, где находятся источники человеческих болезней». Потом учитель приводит неофита в свой дом, они оба облачаются в шаманские одежды и начинают камлать. При этом, «достигнув дорог тех или иных злых духов, наставник указывает, какая часть тела шамана какой болезни (или бесу) соответствует и какую имеет лечебную силу». То есть идет прямая передача таинств, опыта и технологий посредством общения душ двух живых шаманов. Но как показывают многочисленные рассказы, подобные знания можно получить и от духа давно умершего шамана, как правило, далекого предка. Причем, иногда это происходит совершенно спонтанно, выражаясь современным языком, путем инсайта - неосознанного озарения, «замыкания цепи». Или, может быть, не столь мгновенно, но все равно по-своему неожиданно и необычно.
Вообще-то говоря, наверное, сколько существует в мире шаманов, столько же существует и в чем-то отличных друг от друга посвящений.
 
LatusДата: Воскресенье, 26.10.2014, 22:44 | Сообщение # 2
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 9
Награды: 0
Пол: Мужской
Статус: отсутствует
Надо жрать мухоморы и другие можно препараты чтоб сдвиг пошел
 
DorotДата: Четверг, 01.01.2015, 22:04 | Сообщение # 3
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 0
Пол: Мужской
Статус: отсутствует
Вот интересный отчет одного исследователя о пребывании на священном месте и встрече с шаманами Тувы:
Первый раз я поехал в Туву специально, чтобы познакомиться с верховным шаманом Тувы Монгушем Бораховичем Кенин-Лопсаном. Кстати, сверх всего он ещё и доктор исторических наук. Но ещё познакомиться толком не успел, сижу в гостинице – вдруг стук в дверь. Входит человек – вполне обычного вида. Практически с порога говорит: «А поедем-ка на святое место на юг». Имени у меня не спросил, да и я не спросил – а согласие дал и стал укладывать рюкзак. Уже когда мы вышли, я его всё-таки спросил, что за место такое? Оказалось, почти на границе с Монголией. Название горы не помню, оно двусложное, но из двух помню только одно слово «Ай». Ай – по-тувински луна. Уже впоследствии я узнал, что человек этот – любимый ученик верховного шамана Тувы Монгуша Бораховича Кенин-Лопсана. Что интересно, у ученика нет ни капли тувинской крови, на три четверти кровь русская. Однако ж, любимый ученик тувинского верховного шамана.
Ещё интересно то, что со слов проводника он только-только вернулся в Кызыл, и к учителю ещё не заходил. Откуда тогда обо мне узнал? Впрочем, вполне обычная шаманская штука.
Приезжаем в селение, название селения, само-собой тоже не помню, помню только что оно значит по Гребню Девы, корень названия НРМ, сразу идём к главе местной администрации. В Туве всё устроено так: когда странствующий шаман приезжает на какое-нибудь священное место, он идёт к главе администрации ближайшего селения – и они вместе на священном месте устраивают камлание. Если угодно, жертвоприношение. В данном случае присутствовал третий – я. Сначала на священное место у священной горы мы отправились со странствующим шаманом вдвоём. Только пришли, мне стало дурнеть. Он меня оставил на святое святых, а сам полез по скалам вверх. Там он пел какие-то песни, но пел не на русском, хотя сам, по сути, русский. И не на тувинском. И ни на европейских языках тоже.
Когда я остался один, мне окончательно стало дурно. К рюкзаку была пристёгнута подстилка, пенкой её называют, раскрутил, лёг. Но не полегчало. Тогда наскрёб снега в кружку. Снег лежал очень тонким слоем, поэтому чего только в кружку не попало. На обломках веточек с чахлых кустиков вскипятил чай – выпил. Несколько полегчало. Рухнул на пенку и заснул. Даже не догадался отойти от святая святых. Проснулся, когда уже смеркалось. Спутника ещё не было, но вскоре он появился. Опять чай того же рода – а тут и глава администрации подъехал. Честно говоря, по причине дурноты от того камлания почти ничего не помню. Чай помню, кружку, и веточки, и камни, а камлания не помню. Помню, колокольчик мне дали в руки – я им должен был время от времени встряхивать. Колокольчик был буддистский.
Из того селения мы ещё пять дней не могли уехать. Из-за меня. Все пять дней меня несло так, что в сельский сортир постоянно бегал. Даже есть не мог. Мой проводник говорил, что это хорошо – происходит очищение. Правду он говорил или нет – проверить не знаю как.
Всегда, и до этого камлания, и после, на святых местах предпочитал оставаться один. По возможности. О том, что значит в одиночестве, вернее, в отсутствии людей вести себя на святом месте правильно, как устроено священное место, какова его внутренняя структура будет рассказано в, по меньшей мере, двух роликах. Один в Сеть уже выложен. «Трубка Сталина: ход старого шамана». Второй: «Сталин в своей первой ссылке: где тебя встретит великий шаман?» Что надо сделать, чтобы великий шаман тебя разыскал? Сталин это сделал.
А тут этот отчет в видео формате, если кому интересно:
http://www.youtube.com/watch?v=6sleKTiCEdA
 
Форум » Разное » Шаманизм » Инициация шамана
Страница 1 из 11
Поиск:

Мини-чат

Рейтинг@Mail.ru Numen.ru Рейтинг сайтов SunHome.ru (Дом Солнца) LightRay


Copyright MyCorp © 2016